Речи и стенограммы

Стратегия Группы Всемирного банка: путь к искоренению бедности

Президент Группы Всемирного банка Джим Ен Ким

Университете Джорджа Вашингтона

Вашингтон, федеральный округ Колумбия, США

1 октября 2013

Вариант, подготовленный для выступления

Г-н президент Нэпп, г-н декан Браун, уважаемые преподаватели, студенты и гости,

Благодарю вас за предоставленную мне сегодня возможность посетить ваш университет. Для меня большая честь встретиться с вами и рассказать о тех вызовах, которые стоят перед миром, и о том, что Группа Всемирного банка делает для того, чтобы как можно более эффективно улучшать жизнь бедных и социально незащищенных людей.

Глядя на сегодняшний мир и размышляя над самыми злободневными проблемами, мы испытываем глубокое беспокойство в связи с сохраняющейся неопределенностью вокруг бюджета Соединенных Штатов. Мы надеемся, что политики вскоре решат эти проблемы. Эта неопределенность, наряду с другими факторами нестабильности в мировой экономике, способна нанести огромный ущерб формирующимся рынкам и развивающимся странам Африки, Азии и Латинской Америки, где в последние годы удалось избавить от бедности миллионы людей.

Мы также неизбежно обращаем свой взгляд на потрясения, происходящие на Ближнем Востоке. В Сирии уже два с половиной года идет война, и бедствия ее ужасны. Более 100 000 человек убиты, 4 миллиона были вынуждены покинуть свои дома, а еще 2 миллиона сирийцев бежали в соседние страны, и это легло тяжким бременем на плечи, прежде всего, Иордании и Ливана. Вооруженные столкновения в Сирии продолжаются, и с каждым днем множатся последствия сломанных человеческих жизней и экономической разрухи.   

Мы не должны отвращать свои взоры от Ближнего Востока. Группа Всемирного банка действует по разным направлениям. Иногда мы ведем негласные переговоры бок о бок с дипломатами, а иногда – действуем на передовой линии вместе с теми, кто занимается оказанием гуманитарной помощи. Но мы всегда – вместе с правительствами, компаниями или гражданским обществом – помогаем закладывать прочный и устойчивый фундамент развития. Это позволяет обеспечить источники средств к существованию для миллионов жителей Ближнего Востока и для миллиардов людей по всему миру, которым нужна хорошая работа, хорошее образование и доступ к качественной медицинской помощи.

Одно из важнейших направлений нашей работы связано со странами, восстанавливающимися после конфликтов, странами, где такие конфликты продолжаются, и странами, которые пока не способны выйти из состояния нестабильности. Как нам всем хорошо известно, в странах, долгое время находящихся в состоянии нестабильности, часто вспыхивают конфликты. Группе Всемирного банка и мировому сообществу в целом необходимо решать накопившиеся в таких нестабильных государствах сложные институциональные и социальные проблемы, поскольку цена бездействия слишком высока, а отдача от хорошо продуманных действий огромна. Если у нас есть возможность создавать в нестабильных государствах институты и инфраструктуру, наращивать человеческий потенциал, если мы можем содействовать привлечению в страну крайне необходимых ей частных инвестиций, мы обязаны использовать эти шансы. Если же мы не сумеем помочь странам пойти по пути развития в интересах всех слоев населения или создать эффективную систему управления, итог – зачастую, охваченная пламенем войны страна, как, например, Сирия сегодня – повлияет на всех нас.  

Движущие силы конфликта

В течение десяти лет, предшествовавших «арабской весне», темпы экономического роста в большинстве стран Ближнего Востока были относительно высокими – 4-5 процентов в год. Однако за этим скрывались серьезные проблемы. Молодежь, принадлежавшая к среднему классу и получавшая всё более качественное образование, была разочарована, поскольку немногие доступные рабочие места доставались тем, у кого было больше связей, нежели знаний и умений. Частный сектор получал свои доходы за счет привилегий, предоставляемых государством, что вело к формированию некоей формы «кланового капитализма» и негативно сказывалось на экспорте и занятости.

Ощущение неравенства – и гнев – распространились даже среди самых юных. Когда в 2011 году миллион человек вышел на каирскую площадь Тахрир, протестуя против политики правительства, дети протестующих выражали свой протест в классах. Они требовали более качественного обучения. Именно это происходит там, где процветание становится уделом немногих избранных. Все, кто остался «за бортом», глубоко ощущают язвы неравенства.

На фоне продолжающихся кризисных явлений перед многими странами Ближнего Востока стоят три сложные задачи. Первая из них – это восстановление макроэкономической стабильности, вторая – реформирование экономики, чтобы осуществить на деле надежды тех, кто выходил на демонстрации, третья – обеспечение принятия новых конституций и проведения более открытых, конкурентных, многопартийных выборов. Решить эти проблемы было бы крайне сложным делом для любой отдельно взятой страны. Однако все эти проблемы возникли одновременно в одном регионе. Поэтому тем более важно, чтобы международное сообщество направило свои ресурсы на поддержку тех отважных женщин и мужчин, которые рисковали своими жизнями, требуя признания того, что причитается им по праву – своего человеческого достоинства.

Важной задачей сегодня становится и оказание помощи Иордании и Ливану. Несколько месяцев назад Всемирный банк предоставил Иордании 150 млн долл. США в качестве чрезвычайной помощи, а недавно мы завершили всестороннюю оценку социального и экономического воздействия в Ливане, которая показала, что из-за войны в Сирии эта страна потеряла миллиарды долларов.

На данный момент Ливан принял более 760 000 сирийских беженцев, и это можно сравнить с тем, как если бы в Соединенные Штаты прибыли 56 миллионов беженцев, причем 45 миллионов из них – за период с января нынешнего года. Представьте себе эту ситуацию. На прошлой неделе я принимал участие в заседании Международной группы по оказанию поддержки Ливану в рамках Генеральной Ассамблеи ООН. Доноры обязались выделить этой стране определенные средства, но нам следует делать гораздо больше – в противном случае мы рискуем столкнуться в Ливане с катастрофой.

Две наших цели

Ровно полгода назад наш Совет управляющих утвердил две цели Группы Всемирного банка: первая из них – покончить с крайней бедностью к 2030 году, а вторая – ускорить обеспечение благосостояния для всех, способствуя повышению реальных доходов беднейших 40 процентов населения.

Как это соотносится с положением дел на Ближнем Востоке и в других бедных странах? Задача искоренения крайней бедности сама по себе является моральной основой всей нашей деятельности. Тот факт, что в 2013 году миллиард человек живет менее чем на 1,25 долл. США в день, – это пятно на нашей совести, которое необходимо смыть. Мы обязаны безотлагательно помочь людям – кем бы они ни были, в каком бы положении они ни находились и где бы ни жили – выйти из состояния бедности.

Достижение нашей второй цели – ускорить обеспечение благосостояния для всех – задача более сложная, но она важна для всего мира. Истоки протестов, звучавших во время «арабской весны», а затем – в Турции, Бразилии и Южной Африке, лежат во всеобщем стремлении влиться в ряды мирового среднего класса.

Сегодня лидеры разных стран мира понимают, что ускоренное обеспечение благосостояния беднейших 40 процентов жителей каждой страны становится всё более важным условием стабильности. В прошлом подобное недовольство в значительной своей части не выплескивалось наружу. Однако социальные сети создали многочисленный «виртуальный средний класс», как назвал его Томас Фридман, и он будет и впредь стучаться, а затем и ломиться в «окно возможностей». Урок заключается в том, что нам следует уделять больше внимания тому, чтобы плодами экономического роста могло пользоваться всё население, а не только элита. Один из способов добиться этого – держать в поле зрения не только рост ВВП в целом: нам необходимо непосредственно отслеживать рост доходов беднейших 40 процентов населения. Экономический рост должен также быть экологически и финансово устойчивым на протяжении жизни многих поколений.

Но каким образом можно добиться устойчивого повышения доходов тех, кто оказался в жизни не столь удачливым? К обеспечению благосостояния для всех ведут несколько путей. Один из них – расширение возможностей, стимулируемое ускорением экономического роста. Другой – стабильный общественный договор, ставящий во главу угла задачу повышения уровня жизни бедных и социально незащищенных слоев населения. Оба этих пути могут привести к расширению возможностей граждан, если общество станет более динамичным и производительным, более социально мобильным.

Достижение нашей первой цели – покончить с крайней бедностью к 2030 году – станет не только делом исторической важности. Это будет и крайне сложным делом. По оценкам наших экономистов, на сегодняшний день численность бедных составляет чуть более одного миллиарда человек, или на 150 миллионов меньше, чем в 2010 году.

Мы продвигаемся вперед, но исход этой битвы не предопределен, и чем ближе мы будем к цели, тем труднее будет наш путь. Глобальный экономический рост может замедлиться по сравнению с его прежними темпами. Стихийные бедствия, вызванные изменением климата, могут свести на нет многолетние успехи на пути развития. Инвесторы могут стать еще более осторожными. Долгосрочное финансирование столь остро необходимой инфраструктуры, и без того скудное, может сократиться еще больше.

Две цели, которые поставила перед собой Группа Всемирного банка, требуют от нас обеспечения результатов для населения развивающихся стран. Как сказал однажды д-р Мартин Лютер Кинг, необходимо перевести работу по достижению наших целей «из бумажных прожектов в зримые действия». Что мы – все мы – можем сделать, чтобы преобразовать наши планы в действенные меры, позволяющие положить конец бедности?

Стратегия Группы Всемирного банка

Наш ответ заключается в том, что у нас впервые есть стратегия, которая объединит усилия всей Группы Всемирного банка: Банка, работающего с правительствами, IFC, работающей с частным сектором, и Многостороннего агентства инвестиционных гарантий, или MIGA, предоставляющего страхование политических рисков. Мы завершили работу над этим документом всего несколько дней назад. Никогда прежде мы не разрабатывали стратегию, предоставляющую в наше распоряжение комплексную «дорожную карту», которая станет для всех наших учреждений руководством по достижению общих целей на основе общих принципов.

Почему это столь важно? Иногда бюрократические системы своими действиями разъединяют людей. Как правило, они создают замкнутые сферы влияния. Такие сферы превращаются в хорошо охраняемые бункеры или подразделения, функционирующие изолированно от других подразделений, – своего рода элеваторные башни. Я кое-что знаю об этих башнях. Я вырос в Айове, и таких башен у нас было множество. Такие башни, заполненные зерном, стояли каждая сама по себе, и их одиночество было особенно заметно долгими холодными зимами. Однако в полях Айовы без элеваторов не обойтись, а вот нам в Группе Всемирного банка такие башни ни к чему.

Как же мы – или любая другая большая организация – сможем реализовать нашу заветную мечту – служить интересам бедных, – если мы уподобимся множеству таких башен? Нам необходимо связать между собой блестящие умы наших сотрудников, чтобы они могли свободно делиться друг с другом своими знаниями.

В основе стратегии Группы Всемирного банка лежит убежденность в том, что вся организация будет работать как единое целое над достижением воодушевляющих нас целей. При этом мы понимаем, что шансы на успех у нас появятся лишь в том случае, если мы будем опираться на селективный подход: во-первых, мы должны определить наши приоритеты, а затем – отказаться от тех мероприятий, которые им не соответствуют.

От чего мы откажемся? Мы не будем продолжать работу там, где другие делают это успешнее. Мы не будем участвовать в проектах только затем, чтобы продемонстрировать достижение внушительных контрольных показателей по итогам года. Мы не будем браться за проекты только для того, чтобы заявить о себе на местах. И мы не потерпим поведения, продвигающего личные интересы в ущерб общему благу.

Итак, каковы же наши принципы?

Мы будем добиваться, чтобы вся наша деятельность была постоянно нацелена на достижение наших двух целей.

Мы упрочим партнерские отношения с другими организациями, чтобы вместе достичь этих целей.

Мы будем храбрыми.

Мы будем идти на риск – разумный риск. Под этим я подразумеваю, что мы будем вкладывать средства в проекты, которые могут помочь преобразить ход развития страны или региона, – даже если это будет означать, что нас может постигнуть неудача.

Мы будем находить пути решения проблем на местах за счет использования наших глобальных знаний и обеспечения доступа к ним для стран и компаний, которые в них нуждаются.

Используя наш обширный опыт, мы инициируем создание подразделений глобальной практики, в состав которых войдут специалисты самого высокого уровня в таких сферах, как финансы, образование, здравоохранение, инфраструктура, энергетика и водоснабжение.

Мы будем постоянно изыскивать возможности для того, чтобы помогать странам инвестировать в своих жителей. Мы должны помочь странам стать более конкурентоспособными, и отличный способ, которым они могут этого добиться, – это осуществление инвестиций в образование, здравоохранение и профессиональную подготовку их граждан.

Кроме того, мы планируем разрабатывать инновационные финансовые инструменты, способные открыть новые возможности для долгосрочного финансирования, столь остро необходимого странам.

Претворение стратегии в жизнь

Наша стратегия требует, чтобы мы стали «Банком решений», успешность которого будет измеряться, прежде всего, достижением результатов в интересах бедных слоев населения. Следует особо отметить три компонента этой стратегии.

Во-первых, мы наладим партнерство с частным сектором, чтобы использовать его опыт и средства для борьбы с бедностью. Это особенно важно для создания производительных рабочих мест для бедных.

Во-вторых, мы будем уделять больше внимания нестабильным и затронутым конфликтами государствам, а для этого нам придется стать храбрее, чаще идти на риск и предоставлять больше средств.

Наконец, в-третьих, мы будем ставить как можно более амбициозные задачи в сферах, имеющих глобальное значение, включая инвестиции в женщин и девочек, а также борьбу с изменением климата. Так, например, наши меры по борьбе с изменением климата должны быть достаточно решительными, чтобы соответствовать масштабам этой проблемы.

Создание производительных рабочих мест

Что касается первого компонента, то одной из первостепенных задач Группы Всемирного банка станет помощь в создании рабочих мест. Каким образом мы могли бы наиболее эффективно помочь регионам и отдельным странам создать у себя условия для роста занятости при ведущей роли частного сектора? Масштабы этой задачи огромны – в течение ближайших десяти лет в мире необходимо будет создать 600 миллионов новых рабочих мест.

Один из магистральных путей избавления от бедности заключается в обеспечении бедным слоям населения открытых и прозрачных связей с местными и мировыми рынками. Доступ на эти рынки может дать толчок к реализации предпринимательского потенциала миллионов людей.

Например, один из клиентов IFC – корпорация Ecom – обеспечивает доступ на мировые рынки фермерам – производителям какао, кофе и хлопка из 30 с лишним стран. В прошлом году Ecom оказала помощь свыше 134 000 фермеров напрямую, а еще многим тысячам – через фермерские организации.

Мы расширяем круг своих партнеров и за счет включения в их число тех, кто создает инновационные модели бизнеса. Всего две недели назад я встречался с Джеком Ма – создателем китайской компании «Алибаба», на долю которой приходится, в частности, до 60 процентов из 8,8 млрд посылок, отправленных по почте в Китае в прошлом году. Он показал мне свои черные матерчатые туфли, сшитые женщиной из маленькой китайской деревни. Компании «Алибаба» удалось снизить цены на пересылку настолько, что теперь эта женщина может торговать производимой ею обувью и посылать ее по любым адресам в Китае по ценам, более низким, чем в местных обувных магазинах. Всего за несколько лет компания способствовала созданию или расширению более чем 6 миллионов малых и средних предприятий в Китае.

Это – один из примеров бизнес-модели, способствующей преобразованиям. Однако есть много ситуаций, от работы в которых «Алибаба» и другие компании воздерживаются. Мы – Группа Всемирного банка – выступаем в качестве доверенного консультанта для частного сектора, и зачастую это означает, что мы должны первыми вкладывать средства в рискованных ситуациях, чтобы другие могли осуществлять свои инвестиции с большей уверенностью. Мы знаем, что фонды национального благосостояния и институциональные инвесторы располагают суммами в несколько триллионов долларов, но значительная часть этих средств оседает в низкоэффективных фондах. Поэтому мы будем активно изыскивать новые способы привлечения этих частных средств на финансирование проектов в развивающихся странах. Один из последних примеров здесь – недавний запуск нами Программы управляемых портфелей софинансирования в Китае. Правительство Китая выразило готовность вложить в эту совместную с IFC программу 3 млрд долл. США; кроме того, заинтересованность в присоединении к программе выразили и другие страны.

Приоритетное вниманиенестабильным государствам

Второй пример нашей стратегии касается нашей готовности брать на себя риски в самых неспокойных местах нашего мира – в нестабильных и затронутых конфликтами государствах.

Ранее в этом году Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун и я совершили поездку в район Великих озер в Африке с целью поддержки подписанного 11 странами Рамочного соглашения о мире, безопасности и сотрудничестве. В этом регионе на протяжении более двадцати лет шли военные действия, и за несколько дней до нашего приезда группы повстанцев в восточном Конго вновь взялись за оружие. За пару часов до приземления нашего самолета в Гоме эти группировки объявили о прекращении огня. Несмотря на напряженное положение, толпы людей, в большинстве своем женщины, выстроились вдоль дороги от базы ООН до местной больницы. Они приветствовали наш кортеж. Но по ним было явно заметно, сколь глубокие травмы они пережили. Я никогда не забуду плакат, который держала одна из женщин. На нем были очень простые слова: «Остановите насилие». Что к этому добавишь?

Мы должны действовать гораздо быстрее, гораздо энергичнее, чтобы страны, преодолевающие последствия многолетних конфликтов, могли ощутить блага мирной жизни. Мы знаем, что развитие невозможно без мира. Но слишком часто мы забываем о том, что без развития мир не будет прочным. В районе Великих озер мы оперативно приняли решение о выделении этому региону пакета дополнительной помощи в размере 1 млрд долл. США. Вскоре после нашей поездки Совет директоров Банка утвердил решение о предоставлении 340 млн долл. США для осуществления проекта строительства русловой гидроэлектростанции на водопаде в Русумо, что позволит обеспечить электроэнергией миллионы жителей.

Сегодня я даю обязательство существенно увеличить поддержку, которую мы оказываем нестабильным и затронутым конфликтами государствам. Надеюсь, что в течение следующих трех лет доля собственных средств МАР – нашего фонда помощи беднейшим странам, – выделяемая нестабильным государствам, увеличится почти на 50 процентов. IFC – наша структура, работающая с частным сектором, – также возьмет на себя обязательство увеличить в течение следующих трех лет объем помощи нестабильным государствам на 50 процентов.

Проблема изменения климата

Третий и последний пример нашей стратегии имеет прямое отношение к нашей цели обеспечения благосостояния для всех. Понятие «для всех» означает необходимость не только обеспечить участие беднейших слоев населения в процессе экономического роста, но и не допустить, чтобы такой рост достигался за счет будущих поколений. Нам необходимо сохранить нашу планету для наших детей, внуков и правнуков, и это означает, что нам нужен смелый план борьбы с изменением климата.

Изменение климата создает сегодня огромную угрозу для развития. Оно способно сделать процветание недосягаемым для миллионов людей. Пострадают все регионы мира, но сильнее всего оно ударит по тем, кто в наименьшей мере способен адаптироваться, – по бедным и наиболее социально незащищенным. Если мы хотим покончить с крайней бедностью, то нам необходимо создавать устойчивые общины и смягчать потрясения, например, стихийные бедствия, чтобы бедные слои населения могли улучшить свою жизнь и сохранить эти позитивные изменения в долгосрочной перспективе.

Правительства не могут бороться с изменением климата в одиночку. Нам необходимо действовать, объединяя усилия правительств, частного сектора, гражданского общества и отдельных граждан, следуя согласованному и амбициозному плану. Мы можем предоставлять разные виды помощи, но, возможно, наиболее плодотворным было бы привлечение внимания мировой общественности к росту издержек, связанных с изменением климата, и мобилизация на борьбу с изменением климата средств государственного и частного секторов.

Экономические издержки погодных катаклизмов огромны. Сегодня ущерб от наводнений в приморских городах ежегодно составляет в 6 млрд долл. США, но к 2050 году он может возрасти до 1 трлн долл. США в год. Вложение 50 млрд долл. США в год в защитные меры позволит избежать этих расходов и высвобождать ежегодно до 950 млрд долл. США, вкладывая эти средства в совершенствование школ, больниц и программ социальной защиты.

Сегодня я от имени Группы Всемирного банка заявляю, что мы обязуемся увеличивать долю наших средств, выделяемых на эту борьбу, а также сотрудничать со всеми партнерами, готовыми серьезно работать над решением этой проблемы.

Наш отправной пункт – это чистая энергетика. Мы предоставим странам знания, передовой опыт и финансовые средства, чтобы помочь им покрыть высокие расходы и преодолеть барьеры политического характера на пути внедрения энергоснабжения на основе более экологически чистых технологий. В ближайшие три года мы планируем закончить составление карт возобновляемых энергетических ресурсов, как минимум, в десяти странах. Мы создадим условия для реформирования системы субсидирования энергетики не менее чем в 12 странах и совместно с нашими партнерами будем разрабатывать новые бизнес-модели производства оборудования для приготовления пищи и освещения с использованием быстро совершенствующихся технологий микросетей. Я рассчитываю и на то, что в ближайшие три года с нашей помощью во всем мире удастся ввести в строй новые электростанции на основе возобновляемых источников энергии общей мощностью не менее 10 000 мегаватт – это равно мощности всей энергосистемы Перу.

Заключение

Мы можем достичь наших целей – покончить с бедностью, обеспечить благосостояние для всех и, в том числе, для будущих поколений, – но только если мы будем работать сообща и совсем по-иному ощущать неотложность этих задач. Как я уже сказал раньше, мы должны сформировать общественное движение, ставящее перед собой задачу покончить с бедностью. Это означает, что нам нужна помощь всех вас, сидящих сегодня в зале, или следящих за сетевой трансляцией, или узнавших об этом в сети Facebook или в Твиттере.

Полгода назад Совет управляющих Группы Всемирного банка, поддержав наши две цели и заявив о том, что мы можем покончить с крайней бедностью к 2030 году, заложил, тем самым, основы такого общественного движения. Сегодня мы повсеместно наблюдаем интерес к нему. Положить конец бедности призывают политические лидеры, в том числе президент Обама и премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон. Положить конец бедности призывают религиозные организации, такие, как «Уорлд вижен». Положить конец бедности призывают «Уан Кампейн», Оксфам, Федерация защиты детей, «РЕЗАЛТС» и многие другие организации гражданского общества. Положить конец бедности призывает и молодежь.

В конце прошлой недели 60 000 человек собрались на Большой лужайке Центрального парка для участия в Фестивале граждан мира, объединенных целью покончить с бедностью к 2030 году. Сегодня я призываю всех вас: станьте участниками этого движения. Развивайте его. Вы можете сделать многое – а одну вещь вы можете сделать прямо сейчас, используя свои смартфоны: выйдите на веб-сайт Глобального проекта борьбы с бедностью – www.zeropoverty2030.org – и поставьте свою подпись под петицией с призывом положить конец бедности при жизни нынешнего поколения. Пусть мировые лидеры узнают о том, что эта проблема имеет для вас первостепенное значение.

Наши цели – цели Группы Всемирного банка – ясны. Покончить с крайней бедностью к 2030 году. Ускоренными темпами повышать благосостояние, обеспечив его для беднейших 40 процентов населения и для будущих поколений. У нас есть возможность изменить путь истории и постараться сделать то, о чем другие поколения лишь мечтали. На концерте в Центральном парке я попросил своего четырехлетнего сына Нико выйти со мной на сцену. Это было сделано для того, чтобы показать реальность поставленной цели. К тому времени, как Нико будет ростом с меня и будет заканчивать колледж, как некоторые из присутствующих здесь, мы смогли бы вверить ему и его сокурсникам мир, в котором не будет крайней бедности.

Это – важнейшая этическая проблема современности. Мы не можем оставить более миллиарда человек страдать в крайней бедности, если у нас есть инструменты и средства для того, чтобы изменить их жизнь к лучшему. Мы не можем позволить, чтобы беднейшие 40 процентов населения были лишены возможностей получить работу, образование и медицинскую помощь. Мы можем исправить ситуацию. Мы обязаны ее исправить – во имя Нико, во имя всех малышей во всех странах мира, во имя всех будущих поколений. Есть проблемы – такие, как изменение климата, – которые надо решать безотлагательно, но – еще раз процитирую Мартина Лютера Кинга – «время всегда приспело для добрых дел». Время пришло. Дело за нами. Давайте действовать.

Большое спасибо.