Weblog
Site map
Contact us
Search
 
Return

 

Kofi Annan Address - Russian

Выступление Генерального секретаря


Речь на пленарной сессии Всемирного экономического форума

26 января 2006 года

«Новое мышление для Организации Объединенных Наций»



        Ваши Превосходительства,

        Дамы и господа,

        Дорогие друзья,

        Кто-то из вас, должно быть, помнит, как я прибыл в Давос девять лет назад новоиспеченным Генеральным секретарем.

        С тех пор я присутствовал на всех ваших ежегодных встречах, за исключением трех, в том числе на памятной встрече 2002 года, когда вы продемонстрировали свое доверие, собравшись в Нью-Йорке после нападений на Всемирный торговый центр.

        Поэтому, не колеблясь ни минуты, я принял, Клаус, Ваше любезное приглашение вновь прибыть сюда в начале моего последнего года пребывания на этом посту. Я с большой радостью принял также предложенный Вами девиз нынешней сессии — «Новое мышление для Организации Объединенных Наций».

        Почему? Потому что оно является выражением того, чего я стремился добиться на протяжении этих девяти лет и в чем известную роль играют сами встречи в Давосе.

        В 1999 году, когда я прибыл сюда и обратился с призывом заключить «глобальный договор» между Организацией Объединенных Наций и частным сектором, многие из моих коллег в Секретариате и многие представители государств-членов вряд ли испытали бы большее потрясение, если бы я предложил заключить договор с самим дьяволом.

        Изменения как раз такого мышления добивался я на протяжении срока своего пребывания на посту — мышления, при котором международные отношения сводятся лишь к межгосударственным отношениям, а Организация Объединенных Наций считается не более чем профсоюзной организацией для правительств.

        Моя цель состояла в том, чтобы убедить и государства-члены, и моих коллег в Секретариате в том, что Организации Объединенных Наций нужно вступать в отношения не только с правительствами, но и с народом. Я считаю, что только в этом случае она может осуществить свое призвание и быть полезной человечеству в XXI веке.

        Вот почему в 2000 году я выбрал первые слова Устава Организации Объединенных Наций «Мы, народы» для названия своего доклада, в котором излагалась повестка дня Саммита тысячелетия, на который для оценки вызовов нового столетия съехались политические руководители со всех концов мира и по итогам которого был принят коллективный ответ, известный как «Декларация тысячелетия».

        И именно поэтому в прошлом году в своем докладе, названном «При большей свободе», я обратился к правительствам с настоятельным призывом признать, что безопасность и развитие взаимозависимы и что ни одно, ни другое не может долго поддерживаться без уважения прав человека и верховенства права.

        Этот доклад задумывался как набросок не только далеко идущей реформы самой Организации Объединенных Наций, но и серии решений, которые позволили бы человечеству реализовать цели, провозглашенные в Декларации тысячелетия, особенно в свете возникших с тех пор новых вызовов.

        Насколько этот набросок удастся воплотить в жизнь, покажет будущее. Между тем, Организация Объединенных Наций не стоит на месте. Совсем наоборот: прошедшее десятилетие было десятилетием быстрых преобразований. Позвольте привести вам несколько примеров.

        Когда я вступил на пост Генерального секретаря, имелось общепринятое мнение, основанное на трагических событиях в Боснии, Сомали и Руанде, что миротворческая деятельность Организации Объединенных Наций была неудачным экспериментом и что отныне эта задача должна будет выполняться региональными организациями.

        Перед миротворцами, особенно в странах, где не прекращаются конфликты, — где просто нечего поддерживать из-за отсутствия какого бы то ни было мира, — по-прежнему стоят грандиозные задачи. Тем не менее сегодня в 16 операциях Организации Объединенных Наций по поддержанию мира, проводимых на четырех континентах, несут службу 85 000 человек. Большинство из этих операций выполняет роль не статичных наблюдателей за перемирием, а активных участников процесса осуществления мирных соглашений, помогая народам пострадавших от войны стран осуществлять переход от войны к миру.

        Разумеется, во многих уголках мира важную роль, как и следует им, играют региональные организации. Однако в большинстве случаев они делают это в партнерстве с Организацией Объединенных Наций. Организация Объединенных Наций стала, по сути, незаменимым механизмом доставки международной помощи странам, пережившим конфликты, и теперь государства-члены признали это, согласившись учредить в рамках Организации Объединенных Наций Комиссию по миростроительству для управления этим крайне сложным процессом.

        В последнее десятилетие ширилась также практика применения экономических санкций Организации Объединенных Наций. Теперь цель их применения состоит в том, чтобы ограничить или повлиять на деятельность не только упорно неподчиняющихся государств, но и негосударственных субъектов, например повстанческих движений или террористических групп. Одновременно с этим Совет Безопасности разрабатывает более совершенные и гуманные виды санкций, направленные не на целое общество, а на отдельных лиц, — например, запреты на поездки и замораживание банковских счетов.

        Тот же основной принцип, предусматривающий наказание отдельных лиц, а не общин, положен в основу работы уголовных трибуналов Организации Объединенных Наций по Руанде и бывшей Югославии, один из которых стал первым международным судом, признавшим частных лиц виновными в геноциде (в том числе бывшего премьер-министра) и совершении изнасилований как военного преступления, а другой стал первым трибуналом, на котором было вынесено обвинительное заключение и начат судебный процесс по делу бывшего главы государства.

        Это, в свою очередь, открыло путь введению дополнительных новшеств, включая создание смешанного трибунала в Сьерра-Леоне и, конечно же, Международного уголовного суда. Последний не является органом Организации Объединенных Наций, однако Организация Объединенных Наций созвала и обслуживала конференцию, на которой в 1998 году был принят его Статут.

        На сегодняшний день Статут ратифицирован более чем 100 государствами, что означает, что юрисдикция Суда признана теперь большей половиной членского состава Организации Объединенных Наций.

        Другим изменением в Организации Объединенных Наций является растущее внимание, уделяемое правам человека, что отражено в недавнем решении государств-членов укрепить Управление Верховного комиссара по правам человека. Это Управление является теперь динамичным оперативным органом, который развертывает и поддерживает деятельность нескольких сотен работников, занимающихся правами человека, во всем мире. И я надеюсь, что в течение следующих одной-двух недель может быть достигнута договоренность о соответствующем изменении на межправительственном уровне в связи с созданием Совета по правам человека, наделенного бόльшими полномочиями, взамен Комиссии, во многом утратившей к настоящему времени доверие.

        Еще один пример происшедших изменений: Организация Объединенных Наций отреагировала на рост международного терроризма. Еще до событий 11 сентября Совет Безопасности ввел санкции против «Аль-Каиды» и создал специальный комитет для наблюдения за ее деятельностью. Сразу же после нападений Совет сделал гораздо более решительный шаг, приняв свою историческую резолюцию 1373, в которой установил строгие обязательства для всех стран, определил перечень террористических организаций и лиц и учредил Контртеррористический комитет для контроля за соблюдением положений государствами-членами и оказания им помощи в укреплении их возможностей по введению в действие и применению антитеррористического законодательства.

        Одним словом, я надеюсь, что Организация Объединенных Наций доказывает, что она является все более гибким инструментом, к которому ее государства-члены обращаются для выполнения все более широкого круга функций.

        Например, в течение последних пяти лет Организации Объединенных Наций поручалось:

        • вести Афганистан по пути перехода от опустошающего страну анархического правления «Талибана» и «военных баронов» к сегодняшней нарождающейся демократии, пусть пока неустойчивой, но вселяющей надежды;

        • помочь в создании Временного правительства Ирака и помочь в организации в этой стране референдума и выборов, поскольку в течение последних 12 лет Организация Объединенных Наций оказывала поддержку в проведении демократических выборов в половине стран мира;

        • осуществлять контроль за выводом сирийских войск из Ливана и впервые в истории провести полномасштабное уголовное расследование убийства бывшего премьер-министра;

        • координировать осуществление глобальных усилий по оказанию чрезвычайной помощи после цунами и после очередного бедствия – землетрясения в Кашмире;

        • и взять на себя ведущую роль в повышении информированности общественности во всем мире, а также в мобилизации средств для защиты народов мира от птичьего гриппа.

        Сходство всех этих видов деятельности в том, что Организация Объединенных Наций принимает участие не просто в отношениях между ее государствами-членами, но и в жизни их народов. Для выполнения таких задач мы должны поддерживать связь не только с правительствами, но и со всеми новыми участниками на международной арене.

        К ним относятся не только частный сектор, но и парламентарии; добровольные, некоммерческие организации; благотворительные фонды; мировые средства массовой информации; известные спортсмены и деятели массовой культуры; и в некоторых случаях трудовые союзы, мэры и представители местных органов власти. К ним относятся и такие менее благожелательные участники, как террористы, «военные бароны» и торговцы наркотиками, незаконным оружием и, что самое ужасное, человеческими жизнями и телами.

        Именно поэтому я неоднократно обращался ко всем органам системы Организации Объединенных Наций с настоятельным призывом быть более открытыми для гражданского общества, с тем чтобы их решения могли в полной мере отражать вклад тех объединений и частных лиц, которые занимаются изучением конкретных проблем или работают в конкретных областях.

        По этой же причине я и сам развиваю контакты с учеными, парламентариями, практическими работниками из всевозможных областей и с молодежью, пытаясь вынести для себя полезное из их опыта и призывая их, на каком бы поприще они ни трудились, использовать свои таланты на благо общества и не упускать из вида глобальную перспективу.

        Это одна из причин, почему я постоянно стараюсь сделать нашу Организацию более транспарентной и понятной широкой общественности и, тем самым, более подотчетной в подлинном смысле этого слова.

        И, разумеется, поэтому я выступил с инициативой «Глобального договора», на которую международные деловые круги, в том числе некоторые из присутствующих в этом зале, откликнулись с таким энтузиазмом, что она стала ведущей инициативой мировых корпоративных кругов, объединяющей более 2400 компаний почти в 90 странах.

        Это новое мышление должно также распространяться на сферу международного мира и безопасности, с тем чтобы мы подходили к проблеме безопасности не только с привычных позиций, уделяя основное внимание предотвращению войн между государствами, но и с позиций, включающих защиту народов мира от тех угроз, которые многим из них кажутся сегодня более опасными и более реальными.

        Одной из таких угроз является угроза геноцида и других преступлений против человечности. Я обратил внимание Генеральной Ассамблеи на эту проблему в 1999 году, предупредив о том, что такие массовые злодеяния никогда нельзя считать сугубо внутренним делом. По праву называемые преступлениями против человечности они требуют от человечества коллективного отпора, который должен получить в Организации Объединенных Наций организационное оформление и законное основание.

        Совсем недавно Группа высокого уровня, назначенная мною в 2003 году, определила широкий круг угроз, включающий:

        • нищету, инфекционные болезни и деградацию окружающей среды;

        • внутригосударственные, а также межгосударственные конфликты;

        • распространение ядерного, радиологического, химического и биологического оружия;

        • терроризм;

        • и транснациональную организованную преступность.

        В основу моего доклада «При большей свободе» было положено это уточненное определение глобальной безопасности в сочетании с подготовленными в рамках Проекта тысячелетия подробными рекомендациями по достижению к 2015 году целей в области развития, сформулированных в Декларации тысячелетия, которое само по себе спасет многие миллионы людей от угрозы нищеты и болезней.

        Однако в моем докладе был учтен и третий аспект: права человека и верховенство права. Без них любое общество, каким бы хорошо вооруженным оно ни было, будет оставаться уязвимым; а процесс его развития, каким бы динамичным он ни был, будет оставаться неустойчивым.

        Государства-члены приняли этот доклад за отправную точку при согласовании ими итогового документа всемирного саммита, состоявшегося в сентябре прошлого года. Не скажу, что этот документ оправдал все мои надежды. Однако он содержит много важных решений — от создания Комиссии по миростроительству и Совета по правам человека и обязательств по дальнейшему осуществлению целей в области развития, сформулированных в Декларации тысячелетия, до признания всеми странами на индивидуальной и коллективной основе обязанности защищать население от геноцида, военных преступлений, этнических чисток и преступлений против человечности.

        Ваши Превосходительства, дамы и господа,

        Организация Объединенных Наций не может стоять на месте, поскольку не стоят на месте угрозы для человечества. Ежедневно в мире возникают новые вызовы, о которых 60 лет назад основатели Организации Объединенных Наций не могли даже помыслить. Будь то надвигающийся кризис в связи с Ираном и соблюдением им Договора о нераспространении ядерного оружия, продолжающиеся злодеяния в Дарфуре или угроза пандемии птичьего гриппа, народы во всем мире ожидают, что Организация Объединенных Наций сыграет свою роль в установлении мира, защите гражданских лиц, улучшении условий жизни, поощрении прав человека и защите международного права. Я веду долгую и упорную работу по преобразованию Организации Объединенных Наций, с тем чтобы, откликаясь на ежедневно обращаемые к нам просьбы, мы успешно выполняли поручаемые нам задачи — на действенной, эффективной и справедливой основе. В этом подлинная цель преобразований, которые я стремлюсь провести в жизнь, и она будет истинной мерой моего успеха или неудачи.

        И моему преемнику — поскольку, как я понимаю, некоторые члены этой группы могут быть заинтересованы в том, чтобы занять этот пост, — не стоит беспокоиться. Изменение мышления Организации Объединенных Наций так, чтобы она могла одновременно отвечать требованиям времени и влиять на них, — задача, требующая постоянного решения. Работы в предстоящие годы и десятилетия будет еще предостаточно.

        Благодарю вас за внимание.

Copyright © 2003 World Economic Forum
Last updated: 26 January 2006
Terms of Use
Privacy Statement
About this site