Речи и стенограммы

Речь Президента Группы организаций Всемирного банка Джима Ён Кима

World Bank Group President Jim Yong Kim

Speech at Council on Foreign Relations

Washington, DC, США

1 апреля 2014

Вариант, подготовленный для выступления

Большое спасибо, Мишель, за то, что Вы любезно представили меня присутствующим. Я также благодарен организатору этого мероприятия – Совету по международным отношениям, – пригласившему меня выступить сегодня с лекцией памяти Дэвида А. Морса. Быть здесь – большая честь для меня, и я хотел бы воспользоваться этой возможностью, чтобы побеседовать с вами о некоторых фундаментальных вопросах мирового развития и о роли, которую играет Группа Всемирного банка, помогая странам и частному сектору достойно справиться со встающими перед ними масштабными задачами.

С давних пор богатые в той или иной мере представляют себе, как живется бедным в различных частях света. Но сегодня дела в мире обстоят по-новому: тайна, которую тщательнее всего оберегали от бедных, – то, как живут богатые, – перестала быть тайной. Благодаря пришедшему в деревни телевидению и интернету, благодаря портативным гаджетам, число владельцев которых среди бедных стремительно растет, они могут каждый день наблюдать у себя дома красочные картины из жизни богатых и среднего класса, о которой прежде имели лишь смутное представление. И именно это в корне изменило ситуацию.

Непосредственные причины политической нестабильности, наблюдающейся во многих регионах мира, различны, но, по сути дела, она во многом коренится в этой новой особенности сегодняшнего мироустройства. Ведь почти все жители развивающихся стран задаются вопросом: как им и их детям получить доступ к тем экономическим возможностям, которыми пользуются столь многие другие жители нашей планеты? Сегодня каждому известно, как живут все остальные.

В прошлом году мы с президентом Эво Моралесом отправились в одну боливийскую деревню на высоте 4200 метров над уровнем моря – играть в футбол, кстати, – и когда мы туда приехали, местные жители стали фотографировать нас на свои смартфоны. А когда я приехал в одно селение в Уттар-Прадеше – индийском штате с самым многочисленным в стране бедным населением, – я обнаружил, что индийцы смотрят на своих смартфонах корейские «мыльные оперы». Нетрудно догадаться, почему все хотят бóльших возможностей для себя и, особенно, для своих детей.

Наш мир пронизан неравенством. Разрыв между богатыми и бедными бросается в глаза здесь, в Вашингтоне, так же, как и в любом другом столичном городе. Однако многие из нас, жителей богатых стран мира, по большей части, не замечают тех, кого обходит стороной экономический прогресс. Как сказал папа Франциск,– цитирую, – «то, что на улице бездомные погибают от мороза, не новость, а вот снижение биржевого индекса … – трагедия».

Мы, жители богатых стран мира, возможно, не замечаем страданий бедняков, но бедное население повсюду в мире очень хорошо знает о том, как живут богатые. И бедные уже доказали, что готовы действовать.

Мы не должны закрывать глаза на то, как выбор альтернатив экономической политики влияет на бедных и уязвимых, – в силу не только морально-этических аргументов о достойном отношении к ближнему своему, но и экономических аргументов о том, что экономический рост, отвечающий интересам женщин, молодежи и бедных, идет на пользу всем нам. Неравенство наносит ущерб всем. Ограниченность участия женщин в экономической жизни оборачивается для стран Ближнего Востока и Северной Африки потерей 27 процентов дохода. Напротив, экономический рост, отвечающий интересам всех слоев населения, обеспечивает формирование более прочного и устойчивого «социального контракта» между народом и властью – и способствует укреплению экономики. Если бы нам удалось повысить занятость женщин до уровня занятости мужчин, то, например, в Южной Азии средние доходы выросли бы на 19 процентов, а в Латинской Америке – на 14 процентов.

Год назад члены Совета управляющих Группы Всемирного банка одобрили две новых цели. Во-первых, мы направим всю нашу энергию на то, чтобы покончить к 2030 году с крайней бедностью. Люди, живущие в крайней бедности, – это те, кто живет менее чем на доллар с четвертью в день. Это меньше пригоршни монет, которую многие из нас каждый вечер вытряхивают из карманов, а ведь сегодня свыше миллиарда жителей стран со средним уровнем дохода и бедных стран пытаются выжить, располагая меньшими суммами.

Вторая цель, которую одобрил Совет управляющих, – добиться, чтобы беднейшие 40 процентов населения развивающихся стран смогли воспользоваться плодами экономического процветания. Но мы знаем: даже если экономика стран будет расти теми же темпами, что и в последние 20 лет, то при сохранении нынешней модели распределения доходов уровень бедности в мире снизится к 2030 году лишь до 7,7 процента (по сравнению с 17,7 процента в 2010 году)*. В последние 20 лет в мире удавалось вырвать из оков крайней бедности, в среднем, около 35 миллионов человек в год. Но для того, чтобы достичь нашей цели – покончить с нищетой к 2030 году, – нам необходимо помогать избавляться от бедности 50 миллионам человек в год.

Мы знаем, что сегодня фундаментальные мировые проблемы влияют на положение не миллионов, а миллиардов из нас. Почти 2 миллиарда человек лишены доступа к электроэнергии. По некоторым подсчетам, два с половиной миллиарда человек не имеют доступа к простейшим финансовым услугам. И всем нам – всем 7 миллиардам землян – грозит катастрофой изменение климата, если мы уже сегодня не разработаем и не осуществим план действий, соответствующий масштабам этой угрозы.

Мартин Лютер Кинг однажды сказал: «Путь нравственного мира извилист, но он постепенно ведет к справедливости». Сегодня мы должны спросить себя: делаем ли мы – так, как поступал в свое время д-р Кинг, – всё, что в наших силах, чтобы решительно направить историю по пути справедливости, чтобы помочь более чем миллиарду людей избавиться от разорительной нищеты. Я занимаю пост президента Группы организаций Всемирного банка уже 21 месяц – и каждый день я задаю себе этот вопрос.

Спустя всего три месяца после моего вступления в должность мы объявили, что становимся «Банком решений», который будет использовать свои гигантские ресурсы фактических данных и практических знаний для решения местных проблем. Когда я проработал на этом посту год, Совет одобрил две наших цели, а всего полгода назад – и нашу стратегию, приведя нашу операционную деятельность в соответствие с нашими целями. С тех пор мы провели существенные преобразования и заметно продвинулись по намеченному нами пути превращения нашего учреждения в «Банк решений», призванный помогать нашим клиентам в решении сложнейших задач, связанных с достижением этих двух целей.

Знаете, я считаю, что мне повезло трудиться в учреждении со столь мощным интеллектуальным потенциалом – у нас работает без малого 1000 экономистов и 2000 докторов философии … и у этих докторов философии бывает, как минимум, 4000 точек зрения на любой вопрос. Поверьте, за время моей работы в Группе Всемирного банка я не испытывал недостатка в конкретных советах от моих сотрудников.

Их энтузиазм и проницательность служат мне постоянным напоминанием о том, как неравнодушно наши работники относятся к своему делу. Недавно мы провели анкетирование сотрудников, и особенно обнадеживающим мне показался вот какой его результат: 90 процентов респондентов заявили, что горды тем, что работают в Группе Всемирного банка. Теперь мы обязаны создать такое учреждение, которое использует весь их опыт, талант и знания, и в удобной форме предоставляет их любой стране или компании, которая в них нуждается.

Нам необходимо перестроить нашу работу таким образом, чтобы она соответствовала одной из неоспоримо утвердившихся в мире новых реалий: правительства и компании могут обратиться за финансированием и знаниями во множество разных мест. Необходимо, чтобы наши сравнительные преимущества были настолько очевидными, чтобы страны, компании и другие партнеры останавливали свой выбор на нас как на наилучшем из всех доступных где бы то ни было источников опыта и рекомендаций на местах. Теперь мы наладим более тесное взаимодействие внутри нашего учреждения, чтобы и сотрудники Банка, работающие с государственным сектором, и сотрудники IFC, работающие с частным сектором, и сотрудники MIGA, предоставляющие страхование рисков и гарантии, объединяли свой коллективный опыт на благо наших клиентов.

Мы также создали так называемые «департаменты глобальной практики», которые станут сообществами экспертов по 14 отраслям, таким, как водоснабжение, здравоохранение, финансы, сельское хозяйство и энергетика. В ближайшие дни мы объявим о назначении руководителей большинства этих департаментов.

Представьте себе, что я назначаю вас руководителем нашего департамента глобальной практики в сфере водоснабжения. Вы будете отвечать за разработку инвестиционных проектов в области водоснабжения и канализации, направленных, например, на то, чтобы девочкам не приходилось больше каждое утро ходить за несколько километров к ближайшей реке за водой для уборки и приготовления пищи, – вместо того, чтобы идти в школу. Вскоре ваша команда будет состоять примерно из 200 специалистов по водоснабжению. Вы со своей группой управленцев проанализируете наши проекты по водоснабжению во всем мире и начнете направлять этих специалистов, к примеру, в Бангладеш, Перу, Китай или Анголу, подбирая тех из них, кто обладает определенными конкретными знаниями, для решения каких-либо местных проблем в той или иной стране. Вашей задачей, в первую очередь, будет разработка решений. Вы должны будете отыскать наилучшие подходы к решению проблем водоснабжения и канализации, которые помогут миллионам бедных избавиться от бедности. Я считаю, что у вас и у ваших 200 специалистов будет лучшая в мире работа в этой сфере.

Все без исключения представители руководства Группы Всемирного банка, в том числе и главы департаментов глобальной практики, будут нести ответственность за распространение знаний и последующее масштабирование успешных программ – за то, что мы назвали «наукой реализации». Реализация означает, что именно те, кому предназначена помощь, ощутят намеченные результаты, а затраты на это будут равны или близки к ожидаемым. Чтобы реализовать наши планы в должном масштабе, нам необходимо накапливать и систематизировать знания, превосходно решать проблемы, работать с комплексными системами, стремиться к достижению социальных целей и измерять результативность. Если мы сможем выполнить свои обещания, мы добьемся реальных перемен в мире.

Конечно, мировые потребности в области развития многократно превышают возможности Группы Всемирного банка по их удовлетворению. Но мы можем сделать больше – гораздо больше. Мы ожидаем роста спроса на наши услуги по мере того, как мы будем совершенствовать свою способность обеспечивать наших клиентов знаниями и решениями, и, чтобы удовлетворить этот спрос, мы укрепляем наш финансовый потенциал – способность наращивать доходы и эффективно использовать капитал.

Сегодня я с большим удовольствием объявляю, что, благодаря поддержке Совета директоров, теперь мы имеем возможность почти удвоить годовой объем нашего кредитования стран со средним уровнем дохода – с 15 млрд долл. США до 28 млрд долл. США в год. Это означает, что в предстоящие десять лет портфель кредитных ресурсов Всемирного банка, то есть, допустимый объем кредитов на нашем балансе, вырастет на 100 млрд долл. США и достигнет примерно 300 млрд долл. США. Это послужит дополнением к крупнейшему в истории пополнению средств МАР – нашего фонда для беднейших стран мира, – которое позволит предоставить гранты и льготные кредиты объемом почти 52 млрд долл. США.

В то же время мы расширяем поддержку, напрямую оказываемую нами частному сектору. MIGA планирует в течение ближайших четырех лет увеличить объем вновь выдаваемых гарантий почти на 50 процентов. IFC рассчитывает, что в предстоящие десять лет ее инвестиционный портфель увеличится почти вдвое и достигнет 90 млрд долл. США. Мы полагаем, что через 10 лет годовой объем новых обязательств IFC по резервированию средств вырастет до 26 млрд долл. США.

В целом, годовой объем обязательств Группы Всемирного банка по резервированию средств, составляющий сегодня примерно 45-50 млрд долл. США, как ожидается, превысит в предстоящие годы 70 млрд долл. США. Это наращивание финансовой мощи Группы Всемирного банка говорит о беспрецедентном росте ее возможностей. Теперь мы в состоянии ежегодно мобилизовать и привлекать в предстоящие годы, в общей сложности, по несколько сот миллиардов долларов.

В то же время нам, как верному своим принципам учреждению, необходимо было изучить наше внутреннее положение и отыскать способы экономии средств. Возможности повышения эффективности есть практически у каждой крупной организации. Мы объявили о поставленной нами цели – сэкономить за ближайшие три года 400 млн долл. США, и на днях мы подробно расскажем о большинстве источников этой экономии, а сэкономленные средства затем реинвестируем в проекты в различных странах. Я считаю, что для того, чтобы расти, нам необходимо похудеть.

Чем мы займемся в предстоящие годы? Будем анализировать факты и принимать решительные меры. Вот факт: две трети людей, живущих в крайней бедности, проживают всего в пяти странах – Индии, Китае, Нигерии, Бангладеш и Демократической Республике Конго. Прибавьте еще пять стран – Индонезию, Пакистан, Танзанию, Эфиопию и Кению, – и в результате получите 80 процентов всех живущих в нищете. Будьте уверены: именно эти страны будут в центре нашего внимания. Но мы не забудем и об остальных. Продвигаясь к цели, которой мы должны достичь в 2030 году, мы будем опираться на стратегию, гарантирующую, что ни одна страна не будет обойдена вниманием.

Итак, какими будут наши решительные шаги?

Один из примеров – это Китай: на прошлой неделе мы совместно с правительством страны представили наш доклад о будущем крупных китайских городов. В работе над этим докладом участвовали более 100 сотрудников Группы Всемирного банка, и он уже подтолкнул Китай к принятию решений в сфере политики, направленных на преодоление ключевых проблем развития и урбанизации, включая проблемы стимулирования «зеленого» экономического роста, предотвращения загрязнения окружающей среды и обеспечения земельных прав крестьян. Этот доклад поможет Китаю перенести центр тяжести с количественных показателей роста на качественные и, таким образом, улучшить жизнь своих граждан. Надеемся, что этот опыт Китая будет полезен крупным городам во всем мире.

Второй пример – наша работа над проектом гидроэнергетического комплекса «Инга». Всего две недели назад наш Совет директоров утвердил решение о предоставлении Демократической Республике Конго гранта в размере 73 млн долл. США. «Большая Инга» могла бы стать крупнейшей ГЭС в мире и производить свыше 40 гигаватт электроэнергии, что эквивалентно половине установленной мощности всех нынешних электростанций в Африке к югу от Сахары. Больше того – за 30 лет работы она предотвратила бы выброс в атмосферу 8 млрд тонн углерода: именно такими были бы выбросы от сжигания угля, необходимого для производства этого объема электроэнергии. Африке крайне необходима эта энергия: сегодня миллиардное население африканского континента потребляет столько же электроэнергии, сколько 11 миллионов жителей Бельгии. И если мы всерьез намерены помочь странам Африки расти и создавать возможности для всех африканцев, мы обязаны покончить с этим «энергетическим апартеидом».

Третий пример решительных действий – это наша работа по поддержке программ обусловленных денежных трансфертов. В рамках этих программ бедным семьям выплачиваются ежемесячные пособия, если они, например, посылают детей в школу, либо проходят медицинские осмотры. Результаты просто поразительны. До введения в действие программы обусловленных денежных трансфертов посещаемость школы детьми из бедных семей составляла в ряде районов Камбоджи 60 процентов; сегодня, после начала реализации программы, школу посещают почти 90 процентов детей. В Танзании мы вместе с Организацией Объединенных Наций и руководством страны решили многократно расширить масштаб программы обусловленных денежных трансфертов, которая была начата в 2010 году и охватывала 20 000 домохозяйств. По нашим расчетам, к середине будущего года она охватит 1 миллион домохозяйств, то есть, 5-6 миллионов беднейших жителей страны. Именно это мы и имеем в виду, говоря о выявлении успешных программ, взаимодействии с партнерами и масштабировании решений, способных привести к реальным преобразованиям.

Это и есть путь, по которому мы идем, стремясь эффективнее оказывать услуги странам. Группа Всемирного банка привержена более эффективному сотрудничеству с ключевыми партнерами и заинтересованными сторонами, в том числе представляющими гражданское общество и частный сектор. Для этого нам необходимы партнерства, сильные всемирные учреждения, динамичный частный сектор и приверженные нашему делу политические лидеры. А самое важное – нам необходимо объединить людей всего мира в глобальное движение за искоренение бедности

Мне как врачу, работнику здравоохранения, а впоследствии и участнику разработки политики в области здравоохранения, довелось участвовать в сформировавшемся в 1990-е годы международном движении помощи жертвам ВИЧ/СПИДа. Борьба со СПИДом – это хроника бесчисленных людских страданий, но это еще и один из самых вдохновляющих в истории примеров успешного объединения усилий в мировом масштабе для достижения общих целей.

Когда в конце 1990-х годов появились первые препараты для лечения ВИЧ, различные организации объединили свои усилия в международном масштабе и создали поистине глобальное движение, приверженное делу обеспечения всеобщей доступности лечения СПИДа. Благодаря этому движению, за последние десять лет доступ к лечению СПИДа в развивающихся странах расширился в 200 раз. Результат – миллионы спасенных жизней, миллионы детей, которые не осиротели.

Общественные движения способны находить решения проблем, кажущихся непреодолимыми. Нам необходимо учиться на этом опыте и использовать его для того, чтобы взрастить движение, способное взяться за решение величайших проблем наших дней – за искоренение крайней бедности… за ускоренное обеспечение общего благосостояния… и за недопущение того, чтобы наш экономический прогресс нанес непоправимый ущерб будущему наших детей из-за изменения климата.

Прошлой осенью мне представилась возможность обсудить эти вопросы с папой Франциском. Когда я рассказал папе о нашей приверженности идее формирования глобального движения за искоренение крайней бедности к 2030 году, он ответил очень просто: «Cuenta conmigo». Рассчитывайте на меня. Коль скоро у нас есть такие лидеры, как папа Франциск, в создании всемирного движения за искоренение бедности при жизни нашего поколения нет ничего невозможного.

Все звенья нашего глобального общества должны объединиться, чтобы воплотить мечту о более справедливом и устойчивом экономическом устройстве в решительные действия, результаты которых мы оставим потомкам как наше наследие. Во всемирных учреждениях, правительствах, компаниях и общинах по всему миру люди принялись за работу, чтобы воплотить эту мечту в жизнь. И я говорю всем этим людям, всем вам: мы – с вами.

Мы готовы. Cuenten con nosotros. Вы можете рассчитывать на нас.

Большое спасибо.

* По некоторым оценкам, в 2010 году доля живущих в крайней бедности составляла 21 процент в развивающихся странах и 17,7 процента в общемировом масштабе.