Речи и стенограммы

Одна Группа, две цели: путь, по которому нам предстоит идти - выступлени Джима Ен Кима, Президента Группы Всемирного банка

Президент Группы Всемирного банка Джим Ен Ким

Пленарное заседание Ежегодного собрания 2013

Вашингтон ОК, США

11 октября 2013

Вариант, подготовленный для выступления

Благодарю Вас, г-н Председатель,

Г-н Председатель, г-да управляющие, уважаемые гости,

Доброе утро. Я рад сегодняшней встрече со всеми вами. Это мои вторые Ежегодные совещания, и, оглядываясь на прошедший год, я хотел бы выразить огромную благодарность за те советы и поддержку, которые предоставляли мне управляющие, Директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард и столь многие из тех, кто собрался здесь сегодня. Большое вам спасибо.

Сегодня я хотел бы начать с краткого обзора состояния мировой экономики и тех уроков, которые мы можем извлечь из него, размышляя о будущем Группы организаций Всемирного банка.

Все мы, собравшиеся здесь, прекрасно понимаем, что мы переживаем период неопределенности.

В нынешнем году мы наблюдаем медленный рост экономики Соединенных Штатов, Европы и Японии; но заметим при этом, что все они демонстрируют позитивную динамику одновременно – впервые за последние несколько лет. Экономический рост в развивающихся странах в первом полугодии замедлился, однако есть первые признаки его оживления в третьем квартале.

Вместе с тем, нынешний политический тупик в Вашингтоне и неотвратимо приближающийся крайний срок принятия решения по потолку государственного долга США начинают расшатывать мировые рынки. Мы призываем вашингтонских политиков как можно скорее разрешить этот вопрос, чтобы не допустить катастрофических последствий возможного дефолта. Всего два года назад, в 2011 году, мы были свидетелями того, как сама вероятность объявления дефолта по государственному долгу США имела масштабные последствия, ощущавшиеся на протяжении нескольких месяцев. Сегодня всё может оказаться гораздо серьезнее. Неопределенность и нестабильность затрудняют доступ развивающихся стран к необходимому финансированию, а это приведет к замедлению инвестиций и негативно отразится на темпах экономического роста. И больше всего от этого пострадают бедные и социально незащищенные.

Экономика развивающихся стран уже была «выбита из колеи» несколько месяцев назад, когда в мае Федеральная резервная система США объявила о том, что процесс количественного смягчения будет, в конечном итоге, свернут. Сама возможность сворачивания покупки облигаций привела к сокращению притока капитала, повышению процентных ставок и девальвации валют ряда крупных стран со средним уровнем дохода.

Три недели назад ФРС объявила о решении отложить сворачивание. Это оживило рынки и остановило глобальный рост долгосрочных процентных ставок. В результате страны с наиболее уязвимой экономикой получили возможность перевести дух.

Но эта передышка не означает, что разработчики политики могут расслабиться. Напротив, разработчикам политики необходимо использовать это небольшое окошко для повышения устойчивости экономики своих стран путем применения соответствующих мер макроэкономического управления, для укрепления платежного баланса и для подведения более надежного фундамента под свои финансовые системы.

С годами многие страны стали ценить подобные советы, исходящие от Группы организаций Всемирного банка, даже если осуществить их было непросто. Однако слишком долго сам Всемирный банк не следовал собственным советам. Слишком часто мы медлили с принятием трудных решений.

Сегодня ситуация меняется. Мы сами принимаем то лекарство, которое выписываем. Мы укрепляем нашу финансовую дисциплину, чтобы повысить эффективность и увеличить наши доходы. Нам надо поступать так же, как мы советуем поступать министрам финансов, – заниматься более долгосрочным планированием, укреплять доходную базу, изыскивать способы для экономии и создавать более прочный задел на будущее. Мы это делаем по простой причине: полгода назад наш Совет управляющих высказался в поддержку двух целей – покончить с крайней бедностью к 2030 году и ускорить обеспечение благосостояния для всех за счет улучшения положения 40 процентов беднейших граждан развивающихся стран. Если мы ставим перед собой столь высокие задачи по улучшению положения бедных слоев населения, если мы хотим руководствоваться в своей работе этими двумя целями, то нам необходимо действовать максимально эффективно и целенаправленно.

Задавшись целью экономить средства, мы поставим перед собой на ближайшие три года задачу сокращать наши издержки не менее чем на 400 млн долл. США в год. Мы сможем добиться этого, если по-новому посмотрим на всю нашу политику и процедуры. Это предполагает сокращение расходов на поездки и на содержание зданий, равно как и упрощение бюрократических процедур и стратегический пересмотр нашей кадровой политики. Такая экономия благотворно скажется на наших клиентах, поскольку высвободившиеся средства мы будем использовать для предоставления новых займов.

Вместе с тем, пересмотр нашей финансовой политики не сводится только к поиску путей сокращения издержек. Он предусматривает и изменение способов разработки бюджета Группы, приведение его в соответствие с нашей стратегией и активный поиск новых способов повышения доходов в интересах более качественного обслуживания наших клиентов. Эту задачу можно решить путем разработки новых финансовых инструментов, а также путем ускорения роста IFC, работающей с частным сектором, и MIGA, предоставляющего страхование политических рисков. Я твердо уверен в том, что в долгосрочной перспективе Группа организаций Всемирного банка станет более влиятельным игроком на поле развития, по одной простой причине: мы находимся в уникальном положении, имея возможность предлагать нашим клиентам глобальные решения в сфере развития, адаптированные для разных секторов, стран, проблем и партнеров. У стран с низким и средним уровнем дохода будут и далее возникать новые потребности, и мы исполнены решимости стать для них еще более необходимым партнером, помогающим им в решении их самых серьезных проблем, например, по созданию новых рабочих мест и борьбе с изменением климата.

Следующей весной, когда мы соберемся вновь, появятся и другие выводы по итогам этого обзора финансовой ситуации. В апреле мы представим новую «дорожную карту» управления нашими финансами. Мы включим в нее меры, обеспечивающие рост наших доходов, расширяющие наши финансовые возможности по оказанию услуг клиентам и повышающие нашу эффективность. Завтра Комитет по развитию обсудит первую в истории Группы организаций Всемирного банка стратегию, которая объединит усилия всех подразделений Банка в работе по достижению двух наших целей.

Давайте, однако, сделаем небольшое отступление и посмотрим, какова сегодня ситуация с крайней бедностью в мире, и что понадобится сделать для достижения наших целей. Только вчера мы обнародовали доклад, в котором говорится, что треть тех, кто живет сегодня в мире в крайней бедности, – это дети. Таких детей более 400 миллионов. Какие еще стимулы нам нужны для того, чтобы ускорить работу по достижению цели искоренения крайней бедности к 2030 году? Как можем мы, не запятнав своей совести, не сделать все, что в наших силах, для того, чтобы вырвать 400 миллионов детей, их семьи и сотни миллионов других людей из пут бедности и открыть для них новые возможности в жизни?

Некоторые говорили о том, что нам необходимо ускорить достижение этой цели. Всего два дня назад мы заявили о том, что, если мы хотим добиться, чтобы в 2030 году в крайней бедности жили не более 3 процентов населения, то к 2020 году нам необходимо довести этот показатель до 9 процентов. Это стало бы достижением исторической значимости. Однако сделать это будет непросто.

Наши экономисты пришли к выводу, что если развивающиеся страны сохранят те же темпы экономического роста, которые имели место на протяжении последних двадцати лет, то доля людей, живущих в условиях крайней бедности, составит в 2030 году по всему миру примерно 8 процентов. Это означает также, что во многих странах с низким доходом уровень бедности останется хронически и недопустимо высоким. Мы считаем, что единственный способ покончить с крайней бедностью для многих развивающихся стран заключается в том, чтобы поддерживать здесь темпы экономического роста на том уровне, которого им удалось достичь в период наиболее быстрого роста экономики за последние двадцать лет.

Это наглядно показывает истинную природу тех проблем, с которыми нам приходится иметь дело, и это свидетельствует о том, что мы не можем вернуться к обычному ведению дел. Когда примерно 16 месяцев назад я приступил к работе в Группе организаций Всемирного банка, я понял, что ее сотрудники обладают огромными знаниями и опытом. Я выяснил также, что сотрудники недовольны работой Банка. Многие из них хотели бы большей отдачи от своей работы. Они жаловались на бюрократию, из-за которой шесть региональных управлений превратились в отдельно стоящие башни, и ни одно из них не желало делиться с другими своим техническим опытом. Поэтому если вы, будучи главой государства, сталкивались с тем, что у вас вышли из-под контроля расходы на здравоохранение, что в каждом районе у вас как грибы растут новые больницы, и если вы обращались к нам за советом о том, как обуздать эти расходы, то мы с удовольствием такой совет давали – но при этом он почти всегда ограничивался только вашим регионом.

Новая организационная модель предполагает, что, если вы обращаетесь к нам за помощью, мы задействуем опыт и знания в рамках всего нашего учреждения и предоставим вам самые современные и самые передовые мировые знания и опыт, привлечем широкий круг экспертов из нашей организации и из-за ее пределов, которые знают, что сработало и что не сработало во всех регионах мира. Через полгода приступит к работе новое руководство всех департаментов глобальной практики, и это повлечет за собой перестройку немалой части нашего учреждения – она коснется примерно 4000 технических специалистов.

Кроме того, мы стремимся стать партнером, с которым проще работать. В прошлом году во время Ежегодных совещаний в Токио министр финансов одной страны сказал мне в присутствии многочисленных слушателей, что, по его ощущениям, в первые несколько месяцев пребывания на своем посту его работа заключалась в том, чтобы часами разбираться в сложной структуре нашей организации, пытаясь понять, как мы работаем. Он заявил, что эта бюрократическая система оказалась столь сложной, что, разочаровавшись в своих возможностях постичь ее, он сократил масштабы взаимодействия с Банком.

Такого не должно быть. Организация, занимающаяся вопросами развития, не может быть эффективной, если ее клиенты оказываются сбитыми с толку, и если самое ценное, чем располагает эта организация – знания – складируются в стоящих отдельно и не сообщающихся друг с другом хранилищах. Организации, занимающейся вопросами развития, необходимо, подобно бизнес-структуре, изыскивать инновационные решения, отслеживать наиболее эффективную практику и как можно шире и быстрее делиться опытом успехов и неудач.

Я обещаю: Группа организаций Всемирного банка будет открыто делиться знаниями и опытом со всеми 188 странами-членами, частным сектором и гражданским обществом.

Рассказ разочарованного министра также помог мне определить, что нам следует считать успехом. Я рассчитываю, что в будущем министры финансов и развития будут говорить, что мы более чутко реагируем на их обращения, что с нами стало легче работать, что мы предоставляем им ценнейшие глобальные знания для решения локальных проблем развития. И если в ближайшие несколько лет мы превратимся в такую Группу Всемирного банка, это станет нашим успехом не только в глазах министров, но и в глазах тех, кто для нас важнее всех, – в глазах бедных и уязвимых.

Но мы знаем: мы должны не просто изменить нашу структуру, а сделать намного больше. Мы должны изменить и нашу корпоративную культуру. Для наших сотрудников это означает, что мы будем поощрять взаимодействие, результативность и подотчетность, увязывая всё это с достижением наших целей – искоренением крайней бедности и ускоренным обеспечением благосостояния для всех. Мы хотим сформировать такую корпоративную культуру, которая поможет нам удержать наших самых мотивированных и талантливых сотрудников, и привлекать к работе в Группе организаций Всемирного банка самые лучшие, самые эрудированные кадры. Мы все должны быть открыты этим переменам.

Используя наши знания, мы как организация будем действовать смелее. Приведу пример: сегодня мы выдвинем инициативу – обеспечить к 2020 году всеобщий доступ взрослого населения трудоспособного возраста к финансовым услугам. На планете насчитывается 2,5 млрд мужчин и женщин, лишенных механизмов сбережения средств и уж тем более – возможности осуществлять платежи со сберегательного счёта или с помощью мобильного телефона. Мы считаем, что, совместив разнообразные методики и технологии, мы сумеем проложить путь ко всеобщей доступности финансовых услуг. Именно такие амбициозные проекты способны помочь многим людям, особенно женщинам, избавиться от пут бедности.

Мы также будем тщательнее оценивать успешность наших программ. Это означает, что нам нужно наладить процесс реализации – внедрить то, что мы называем «наукой реализации», то есть, по сути дела, гораздо более строгую и систематическую ориентацию на результаты. Чтобы помочь нам решить эту задачу, я создаю Отдел по реализации при Президенте – насколько я знаю, такого рода подразделение создается в многосторонней организации впервые.

На начальном этапе мы изучим несколько аспектов нашей деятельности, которые служат хорошими показателями эффективности нашей работы на местах и внутри нашей организации. Я буду лично следить за всеми этими аспектами. Приведу три примера.

Во-первых, мы знаем, что мы должны снизить административные барьеры. Мы обещаем сократить на треть срок работы с проектом от начала его разработки до перечисления первого транша средств.

Во-вторых, мы должны научиться лучше слушать. В прошлом году мы получили отзывы от получателей помощи по 34 процентам наших проектов. Мы обещаем, что будем получать отзывы по каждому нашему проекту, предусматривающему конкретных получателей помощи, – по всем 100 процентам таких проектов.

В-третьих, мы знаем, что нашим партнерам и клиентам необходима информация о том, где мы работаем, чтобы эффективнее координировать совместное использование всех наших ресурсов. Мы обещаем насытить конкретикой наши карты, чтобы каждый мог выйти в Интернет, щелкнуть мышкой по карте и сразу же узнать, где мы работаем и что мы делаем.

Мы также вновь подтверждаем свою готовность работать в нестабильных и затронутых конфликтами государствах, и существенно увеличим объем средств, направляемых в эти государства по линии IFC и МАР – нашего фонда помощи беднейшим странам мира. В этих сложных условиях МАР добивается результатов, коренным образом изменяющих положение бедных слоев населения, и 17-е пополнение средств МАР поможет нам ускорить темпы этой работы в предстоящие три года.

В Афганистане это означает дальнейшее развитие успеха в области образования девочек, которого мы достигли вместе со многими партнерами. Всего 12 лет назад афганские девочки, по большей части, были лишены возможности посещать начальную школу. Сегодня, благодаря помощи МАР и других доноров, в начальных школах учится почти три миллиона девочек, многократно выросло число девушек, обучающихся в университетах и профессионально-технических училищах, участвующих в программах развития предпринимательства.

В Мали – стране, вернувшейся на путь демократического развития после полутора лет потрясений, – три учреждения Группы Всемирного банка – МАР, IFC и MIGA – работают сообща, оказывая помощь в увеличении потенциала экологически чистой гидроэнергетики, наращивании производства продуктов питания, совершенствовании образования и государственного управления. Значение содействия МАР устойчивому прогрессу Мали трудно переоценить: МАР финансирует программы помощи тем, кто был исключен из процесса развития: женщинам, бедным, меньшинствам. С помощью таких программ мы стараемся устранить коренные причины возникновения этих проблем.

А в Мьянме, переживающей процесс перехода к демократии, мы помогаем правительству преобразовать экономику, где ключевую роль играло государство, в экономику с рыночной ориентацией. Несколько недель назад благодаря нашей помощи в стране был создан политически независимый центральный банк – это упрочит экономическую и финансовую стабильность. А поскольку три четверти населения страны не обеспечены электроэнергией, наш Совет директоров недавно утвердил предоставление кредита МАР на сумму 140 млн долл. США для постройки экологически безопасной, высокоэффективной электростанции, которая будет работать на природном газе.

Эти масштабные усилия, прилагаемые в Афганистане, Мали и Мьянме, – лишь несколько примеров того, как Группа организаций Всемирного банка стремится повысить свою эффективность в качестве банка решений для нестабильных стран.

За последние десять лет МАР достигла впечатляющих результатов, в частности, профинансировала иммунизацию 600 млн детей и расширила доступ к услугам водоснабжения и здравоохранения примерно для 120 млн человек. Чтобы в полной мере воспользоваться плодами этой работы, обеспечить преобразующее воздействие и достичь наших целей, нам надо успешно провести в этом году 17-е пополнение средств МАР. Это поможет создать больше новых рабочих мест, расширить возможности обучения девочек и противостоять рискам, сопряженным с изменением климата.

Кроме того, МАР помогает в создании более прочных институтов – от управления доходами от эксплуатации природных ресурсов до налогового администрирования, – помогающих странам финансировать свое развитие. Но нам нужна ваша помощь. Мы просим вас, если возможно, увеличить или, по крайней мере, оставить на прежнем уровне ваши столь ценные взносы в МАР. Я твердо намерен добиться, чтобы МАР стала для мирового сообщества наилучшим инструментом для решения самых трудных, самых сложных проблем развития в самых тяжелых ситуациях.

В заключение позвольте отметить, что наша организация, созданная 69 лет назад, добилась многого. Работая вместе с правительствами и нашими партнерами в области развития, мы помогли освободить от оков крайней бедности сотни миллионов людей.

Мы исполнены решимости стать еще лучше, и мы будем действовать отважно и бесстрашно.

Мы всегда будем громким голосом бедных и слабых. Как однажды сказал Мартин Лютер Кинг, «наша жизнь начинает подходить к концу в тот день, когда мы начинаем замалчивать важные для нас вещи». Наша цель ясна, наш голос тверд. Никто не должен жить в чудовищных условиях крайней бедности, менее чем на 1,25 долл. в день. Крайняя бедность в нашем мире неприемлема с моральной точки зрения, и с каждым днем мириться с ее существованием все труднее. Мы должны, объединив усилия, вырвать миллиард человек из состояния крайней бедности, помочь им вновь обрести достоинство, помочь им встретиться с надеждой, помочь им изменить к лучшему свою жизнь – и будущее всего мира.

Большое спасибо.