Эта страница на:

МНЕНИЕ

(Потенциально) светлое будущее Европы

Джим Ен Ким

Wall Street Journal Europe

22 января 2013

Впервые опубликовано в европейском издании "Wall Street Journal» во вторник, 22 января 2013 года

Год назад, когда министр финансов Германии Вольфганг Шойбле заявил, что в течение 12 месяцев европейские лидеры "устранят опасность цепной реакции и стабилизируют еврозону ", его обвинили в необоснованном оптимизме.  Однако, похоже, что он оказался прав, по крайней мере на данный момент.  В 2012 году еврозона представила все доказательства своего твердого намерения сохранить единство.

В 2013 году Европа должна продемонстрировать свою решимость модернизировать экономические структуры и возобновить рост. В противном случае результаты, достигнутые в 2012 году, будут поставлены под угрозу, причем не только в Европе, но и во всем мире.

Сегодня, когда лидеры собираются в Давосе, чтобы в ближайшие дни обсудить ситуацию в мировой экономике на Всемирном экономическом форуме, я с оптимизмом  ожидаю улучшения текущего положения. Однако мой оптимизм связан не с тем, что структурные реформы легко провести. Они будут еще более болезненными, чем изменения в региональных валютно-финансовых механизмах.

Скорее мой оптимизм основывается на вдохновляющей истории европейских реформ, успехах Испании в 1980-х, Швеции в 1990-х и Эстонии в 2000-х годах. Эти истории стали примером «Золотого роста», оценки Всемирным банком европейской экономической модели. Не трудно быть оптимистичным в отношении региона, в котором политические реформы исторически вели к общему процветанию.

В ближайшие 12 месяцев Европе еще предстоит внести множество изменений. Ей необходим общерегиональный регулятор и контролер банковской деятельности, и этот вопрос уже решается. Она также нуждается в реформах, которые привели бы государственные финансы в порядок, повысили эффективность социальных служб и государственных программ, а также регулировали трудовую деятельность таким образом, чтобы поощрять успех и инициативу.

Однако, исправляя ошибки и устраняя сбои в своей экономической модели, европейцы не должны забывать о сильных сторонах и успехах континента. Отдельного упоминания заслуживают три достижения.

Во-первых, беспрецедентная интеграция позволила более чем десяти странам - в том числе Ирландии в 1980-х, Португалии в 90-х и Словении со Словакией в 2000-х годах - быстро стать странами с развитой экономикой. Это произошло не случайно. Европейская «машина конвергенции» является результатом мощных торговых и финансовых потоков, созданных единым рынком, и умело направляемых Европейской комиссией.

Во-вторых, благодаря экономической интеграции "Европа" стала мировым брендом. С середины 1990-х годов европейские предприятия создавали рабочие места и производили товары на экспорт. Европейские товары и услуги - немецкие автомобили и французские курорты - пользуются спросом по всему миру. Это опять же не случайно – в этих странах существенно облегчили условия ведения бизнеса.

Если говорить об улучшении инвестиционного климата, то за последние десять лет Центральная Европа смогла взять и удержать хороший темп. Страны еврозоны, которые замедлили свои реформы, должны принять это к сведению. Тесные взаимосвязи создают увеличивающийся разрыв в конкурентоспособности в Европе.

В-третьих, внедрив понятия мира и прогресса в свою работу и жизнью, и добившись завидного баланса между ними, европейцы достигли самого высокого уровня качества жизни. Однако подобные блага не бесконечны. По мере того, как процветание улучшало здоровье и увеличивало продолжительность жизни европейцев, рабочая неделя сокращалась, отпуск увеличивался, люди выходили на пенсию все раньше и раньше. Сегодня пенсионеры и безработные все больше полагаются на государство и все меньше на рынок.

На сегодняшний день, при 10% населения мира и 30% его ВВП, на Европу приходится 60% мировых расходов на социальную защиту, т.е. на пенсии, пособия по безработице и социальную помощь. Большинству стран Европы трудно обеспечить столь щедрую социальную защиту без ущерба для роста.  Результатом является постоянный бюджетный дефицит и растущий государственный долг.

Чтобы решить эту проблему, потребуется изменить саму основу европейской экономической модели, и сделать это будет непросто. Но тем, кто сомневается в решимости европейцев, следует посмотреть на Латвию.

В 2008 году перед лицом сокрушительного внешнего долга и разваливающейся национальной экономики Латвии пришлось обратиться за международной помощью. В 2009 году ВВП сократился на 17,5%, а безработица превысила 20%.  Но вместо девальвации лата латыши ускорили структурные реформы - сокращая расходы, улучшая условия для ведения бизнеса и вводя меры по оказанию помощи малоимущим и безработным. К 2012 году счет текущих операций был сбалансирован, экономика выросла более чем на 5%, а безработица сократилась. К 2014 году Латвия рассчитывает погасить свои кредиты и перейти на евро.

Мы гордимся нашей работой, которая помогает Латвии защищать уязвимые группы населения от наихудших последствий спада экономики до тех пор, пока рост не восстановит возможности для трудоустройства.  Впечатляющая история Латвии не уникальна. Перед лицом кризиса Швеция и Германия, которые являются сегодня экономическими лидерам Европы, также внесли изменения, которые были болезненными, но эффективными. Через несколько лет реформаторы во всем мире могут черпать вдохновение из опыта Ирландии и Португалии.

Европа имеет богатую историю реформ и инноваций. Если правительства стран Европы согласуют политику, необходимую для перезапуска роста, - и если они будут действовать столь же целенаправленно, как и при стабилизации евро - предстоящие годы будут очень успешными.

Д-р Ким является президентом Группы Всемирного банка.